Знакомство с татьяной читать онлайн

Книга Не повод для знакомства - Автор Туринская Татьяна - читать онлайн

Cкачать fb2 - ,1 Кбайт Читать 57 страниц онлайн. бесплатно, без регистрации и без смс. Слишком впечатлительным особам читать не. Читать онлайн Не повод для знакомства автора Туринская Татьяна - RuLit - Страница 1. Читать 57 страниц онлайн. Cкачать fb2 - ,3 Кбайт Слишком впечатлительным особам читать не рекомендуется. Автор убедительно просит не.

Вне всяких сомнений — труп, до подбородка укрытый одеялом! Мертвых я не боюсь. Дочери полковника милиции не пристало бояться покойников — живые бывают куда опаснее. Единственное дитя своего папы — начальника следственного отдела, эту истину я усвоила рано. К пятнадцати годам я прочитала все книги, какие были в нашем доме, полку за полкой, в том числе и старые отцовские учебники по криминалистке и судебной медицине.

Возможно, если бы он дожил до наших дней, то думал бы иначе: А я так и осталась с нереализованными криминалистическими амбициями. А на что было тратить свои следственные таланты? Угадывать же убийц в детективах — занятие пустое: Поэтому, оказавшись нос к носу с трупом, я мгновенно забыла о том, что нахожусь в чужом теле, которое, в свою очередь, находится неизвестно.

И даже о том, что известно дошкольникам: Какой-то бес толкнул меня под руку, я медленно стянула с покойника одеяло, и, как было принято писать в старинных романах, моему взору открылись ужасные подробности: Абсолютно голый, этот несчастный лежал, вытянув руки по швам, на черном пятне крови. Мужчине лет сорок, не больше… Я продолжала рассматривать убитого, вместо того чтобы подумать, как унести отсюда ноги. Если его зарезали здесь, рассуждала я, то странно, что следов борьбы нет — кровавое пятно под трупом имеет четкие контуры, как будто мужик лег, расслабился и не шевелился, пока его убивали… А если его сюда притащили уже мертвым, то где кровавые следы?

А если… Следующий вопрос я даже сформулировать не успела. А кто бы не испугался, если бы в полнейшей тишине — в этой чертовой комнате даже не тикали часы — ему на голову с балдахина свалится кот?

Что это был кот, я узнала. Но тогда от неожиданности и под тяжестью упавшего на меня предмета я с диким воплем рухнула на труп. Сразу слезть с покойника не получилось — мешало мое облачение. Я отползла к краю постели и спустила на пол ноги, уже совершенно потеряв голову. Шагнула назад, но предательская рубаха в очередной раз стреножила меня, я слетела с проклятых ступенек, оставив на них свои восточные тапки, и во весь рост растянулась на полу. При этом я не переставая голосила.

Кот, вцепившийся мне в волосы, удачно аккомпанировал, завывая где-то в районе затылка. Нас с котом накрыло пеньюаром, и мы сразу замолчали. В тишине кот отцепился от меня и растворился в складках батиста.

Еще секунду было тихо, потом послышался топот бегущих ног, голоса. Открылась и закрылась дверь. Я лежала под пеньюаром и думала, как поступить — встать и явить себя народу или уж продолжать изображать сугроб.

И еще я думала, что вечно влипаю в истории, и то, что происходит сейчас, в очередной раз доказывает, что спокойная жизнь не для. Я узнаю, как меня зовут Я продолжала лежать на полу, накрытая белым батистом с кружавчиками и зажмурившись так, что ныли зубы. Надо мной летали голоса. Прямо хор из античной трагедии… Тут чьи-то руки подняли меня и поставили на пол.

Воцарилась тишина, а потом хор дружно заревел: И я открыла. Понятно, почему они так орали — даже при мутном рассветном освещении было видно, что одежда на мне перепачкана кровью, как и руки. А что в моей ситуации было бы кстати? Хор замолчал, как будто им управлял невидимый дирижер.

Бонус к Игроку. Знакомство Жен и Капранова читать книгу онлайн на LitNet

На меня уставились три пары глаз: И во что-нибудь переодеться? Вишневая тетка проделала руками движение, которое я определила, как всплеск рук.

В них дамы без конца всплескивают руками. В жизни мне этого не приходилось видеть, но, глядя на тетку, я поняла, что она сделала именно это — всплеснула руками. Затем последовало много французских слов. Я не знаю французского, но охотно слушаю французский шансон, а в молодости вообще обожала Дассена, поэтому французскую речь узнала, хотя не поняла ни слова. В школе и в институте я учила английский, и уж если так надо говорить не по-русски, то с запинками и медленно могу изъясняться на языке Шекспира.

Все это я изложила дамам. Я говорила, а троица медленно и осторожно отодвигалась от меня, пока не уперлась в кроватный постамент. Я заметила, как осторожно они опускались на пол. Вишневая перешагнула через лежащих и поднялась по ступенькам к кровати. Мне бы ее самообладание! Или она тоже — девушка с веслом? Дама опять произносит что-то по-французски. Пожалуйста, говорите со мной по-русски! Мужчина в твоей спальне! Вот к чему привели вечные твои фокусы!

Теперь тебя назовут убийцей!

  • Татьяна Стекольникова
  • Знакомство в сети
  • История одного знакомства

Ты убила своего жениха! И я его убила? У вас что, крыша поехала? Я вас не знаю, впервые вижу! Тут я замолкаю и начинаю думать. Конечно, надо было бы начать думать раньше. Но я все время забываю, что снаружи я — не я, а кто-то. Теперь вот выяснилось, что я — какая-то Анна. Наверняка эта Анна живет с теткой в вишневом под одной крышей — в качестве дочки, племянницы, сестры или седьмой воды на киселе — не важно, кто она тетке, важно, что она здешняя.

Вряд ли люди ходят с визитами в батистовых пеньюарах. Анна обязана знать тут. И запросто может иметь жениха. Это сейчас он страшный и мертвый, а при жизни, вероятно, был даже очень.

...Не повод для знакомства

Более того, Анна могла и собственноручно отправить его к праотцам. Хотя это как раз вряд ли — видела я кинжальчик в груди убитого.

Так глубоко всадить нож — это не мою нынешнюю весовую категорию надо иметь! Но тут открылось еще одно обстоятельство: Я его подняла — й номер за год. Будь журналу сто лет, от него пахло бы пылью. Машинально открыла журнал, и глаза остановились на заголовке: По этой причине можно даже отморозить щеки и нос. А так как появление красноты дамы приписывают влиянию холодного воздуха, то закрывают лицо еще более частой вуалью. Поэтому дамам советовали носить очень редкие и слабо натянутые вуали, а лучше и вовсе от них отказаться, так как вуаль к тому же вредит глазам и ослабляет зрение.

Возможно, мне надо принять к сведению эту информацию — а вдруг я навсегда останусь в этом году? Я даже с некоторым удовольствием начала думать о вуалях. С точки зрения психологии, такой поворот в мыслях вполне естественный: А я и так… не в себе! Я так задумалась, что от неожиданности уронила журнал. Вот, значит, кто бросился на меня… Вишневая дама продолжала взывать к моему благоразумию.

Ну, девица, видимо, из благородных, а горничным разве полагается в обморок падать? Если я застряну в этом времени, придется приспосабливаться. Я прямо-таки физически ощутила подступившие ко мне проблемы. Меня подозревают в убийстве. Или как там, в тыща девятьсот девятом, было принято — упрячут в острог? Я погрузилась в размышления о своей дальнейшей судьбе и не сразу поняла — тетка в вишневом отдает распоряжения, касающиеся меня: Скажи, пусть срочно едет! Адвокату я сообщу.

Да, скажи… И опять фраза на французском! Она и так видела довольно! На ней лица не было от страха, но сквозь страх явно проступало злорадство. Горничная скрылась за ширмой. Сейчас прибудут Алексей Эдуардович и Антон Владимирович.

Ты и перед ними будешь ломать комедию? Тебе никто не поможет, кроме них! Значит, это моя мамочка… И мамаша родная на сто процентов уверена, что я, то есть Анна, грохнула того, на кровати!

Ни за что не поверю, что у тебя вдруг память отшибло! Я тебе все время повторяла: Анна, твой образ жизни до добра не доведет! Все эти твои кружки, легкомысленные знакомства… Горничная пробежала через комнату с ворохом одежды и сообщила, что ванна готова. Ты помнишь, где кабинет? От последних слов веяло сарказмом. Странные дамы… Ведут себя так, будто и нет тут никакого трупа. А мне — пожалуйте мыться… Ну и чудненько.

И я отправилась вслед за горничной, стараясь не наступать на подол непомерно длинной рубахи, носящей следы моих объятий с покойником. Из стены торчат два желтых — из латуни что ли? Видно, до смесителей в году еще не додумались… Рядом с ванной на маленьком столике кувшин, мыло, какие-то пузырьки и коробочки.

Горничная с опаской смотрела на мои батистовые одежды, испачканные кровью. Видимо, в ее обязанности входило раздевать барышень. Горничная Даша открыла рот, но ничего не сказала, только махнула рукой, показывая в угол. Потом сделала книксен и смылась. А я осталась одна. Чуть не четверть жителей Красноярска можно было назвать ее учениками. Или хотя бы родственниками ее учеников.

В общем, была Анна Федоровна Брюллова фигурой в городе заметной. В конце-концов ее, такую положительную коммунистку, выбрали народным депутатом сначала городского разлива, а потом и до краевого доросла.

Папа тоже не подкачал. Филипп Игнатьевич был главным механиком большого и архисекретного военного завода, так называемого почтового ящика. Родители — уважаемые в городе люди, дом — полная чаша, а сын… Сынуля вырос балованным и хитрожопым парнем. Все всегда сходило ему с рук. Поначалу — мальчишеские проказы, позже — более серьезные делишки. Его друзья за подобные "шалости" уже сроки отмотали, а Саньке — все ничего, как с гуся вода.

Куда б ни вляпался, мама с папой из любой грязи вытащат… Потихоньку, понемножку Саша стал хорошо известен в городских криминальных кругах. Занимался разными делами, но не зарывался — воровство и кровь были не для него, он предпочитал отнимать деньги у людей более чистыми методами.

Кидануть в картишки, например, или завернуть сложную аферу, да так, чтобы концы в воду… Временами он все же попадал в поле зрения правоохранительных органов, но мама-депутат была тут как тут, вслед за мамой следовал звонок из первого отдела самого секретного в крае объекта.

Вот так, общими усилиями, родители и вытягивали сыночка из всех передряг. А однажды так и вовсе подфартило — одна из многочисленных избирателей, главврач местного дурдома, за помощь с жилыми квадратными метрами отблагодарила Анну Федоровну справочкой из психдиспансера для депутатского сыночка: Правда, по маменькиной просьбе он не наглел, по-прежнему предпочитая полузаконные способы экспроприации денежных знаков у законопослушных граждан.

Криминальный мир принял депутатского сынка с распростертыми объятиями — мало того, что самому все с рук сходит, так при случае маменька и за "друга детства" похлопочет, или за "соседа по парте". От знаменитой фамилии Брюллов стали Сашу кликать Брюликом, потом пошло в разнобой — кто Алмазом обзовет, кто Изумрудом. Потом все чаще стали величать Аметистом, да так и прилепилась кликуха — Саша-Аметист.

Братва Аметиста уважала за ручки золотые. В картишки с ним садиться — себе дороже выйдет. И ведь поймать его на мухляже было невозможно, Саша в своем деле был артистом, за что иногда его называли Акопяном. Был у него еще один непревзойденный талант, в наше время буквально золотоносный — мог Саня нарисовать любую подпись, какой бы закрученной-навороченной она ни. Да так рисовал, что хозяин подписи не мог понять, что это подделка, и долго ломал голову, как же он мог подписать такую бумагу… На смену старым временам пришли новые, и красноярская братва поехала покорять столицу.

Таким макаром Аметист, имея за плечами два незадавшихся брака, оказался в Москве. Поначалу занимался со товарищи привычным делом — "катали" лохов, разрабатывали хитроумные аферы.

В Москве дураков — тьма-тьмущая, а дураков надо учить. И они старались на благо родины, без устали занимаясь образованием граждан. Потом довольно быстро, как-то вдруг в Красноярске крепко встал на ноги один мужик, бывший школьный учитель.

Бонус к Игроку. Знакомство Жен и Капранова

Неизвестно, был ли он силен в педагогике, зато в экономике оказался большим умницей. Каким образом учителю удалось стать главой металлургического концерна — неисповедимы пути господни, но теперь Педагог пытался усидеть одним местом на двух стульях. Покинуть Красноярск не мог в силу необходимости приглядывать за комбинатом кусок-то лакомый, только отвернись — уведут без зазрения совести! Вот тут-то Педагогу и пригодилась братва красноярская. С их помощью он и край родной держал под полным контролем, и в столице строго соблюдал свои интересы.

Братва с таким прикрытием вышла из подполья, поднялась во весь рост. Период первоначального накопления капитала, насквозь криминальный, остался позади. Теперь они занимались, в основном, законными махинациями. Кто бы мог подумать всего несколько лет назад, что легально можно зарабатывать гораздо более крупные суммы и в национальной, и в международной, зеленого цвета, валюте.

Теперь у них был свой банк, свои, вполне легальные, фирмы. Занимались, в основном, продвижением красноярского металла на международный рынок.